Победный полёт «Энергии». К 90-летию Олега Дмитриевича Бакланова

Автор: Костин Георгий Васильевич, доктор технических наук, профессор, действительный член четырёх Российских и одной международной академий, в прошлом заместитель главного конструктора КБХА по испытаниям, директор Воронежского механического завода, председатель комитета ГД РФ по наукоемким технологиям

1987 год, май. В 1986 году Воронежский механический завод поставил на полигон Байконур первую летную партию из 4-х двигателей для работы в составе Центрального блока ракетоносителя «Энергия». До начала поставки двигатели прошли весь комплекс наземных испытаний и проверок. Формуляры на товарные двигатели подписывались лично директором завода.

При принятии решения о летных испытаниях «Энергии» была повторно проверена вся сопроводительная документация, проанализированы все дефекты при отработке двигателей и все отклонения в производстве. Директором завода, главным конструктором и представителем заказчика были подписаны повторные Заключения о пригодности этой партии двигателей к летным испытаниям в составе ракетоносителя «Энергия».

На пуск ожидалось прибытие Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева. Для личного доклада на Государственной комиссии и подписания теперь уже третьего Заключения о допуске изделия к летным испытаниям на Байконур были вызваны руководители предприятий разработчиков и изготовителей.

Решение Госкомиссии идти на пуск было принято после профессиональных докладов прибывших руководителей.

После заседания Госкомиссии – краткие вполне оптимистичные доклады о готовности к пуску Генеральному секретарю. И в заключение, его неожиданное решение:

– Спасибо. Я удовлетворен проделанной работой. Вы продолжайте. Мы на пуске присутствовать не будем (?!). Но после нашего отъезда вы еще раз все тщательно проверьте и обсудите. Не рискуйте. Пуск должен быть обязательно успешным. Он имеет важнейшее политическое значение, я на вас надеюсь.

С точки зрения обеспечения надежности пуска это напутствие, было если не провокационным, то предельно безграмотным. А с точки зрения приезда на пуск Первого лица государства и его бегства с полигона – недопустимой трусостью.

Не выполнить указание «еще раз все тщательно проверить» нельзя.

Выполнить указание бессмысленно и невозможно. Идут отлаженные и необратимые процессы, которые можно остановить только в аварийном режиме. Начинать все сначала, в любом случае, будет хуже. Израсходована часть ресурса управляющих и регистрирующих систем. Необходим слив и повторная заправка рабочих жидкостей, которая может внести засорение магистралей и баков. «Перегорит» ответственность и собранность ведущих подготовку и пуск операторов, снизится их мобильность и внимание…

Всем нам понятно: Горбачев примитивно струсил быть «участником» вдруг неудачного запуска и… ради личного спокойствия пошел на снижение надежности пуска, ввел дополнительные риски.

Интересно сравнить поведение в этой ситуации двух президентов, Горбачева и Путина. В обоих случаях первые пуски с нового полигона. Первый – пуск уникально нового ракетоносителя сверх тяжелого класса, не имеющего мировых аналогов, открывающего новую эпоху космонавтики. Ракетоносителя, который должен поднять на расчетную орбиту 108 т полезного груза. Ракетоносителя, который только во втором десятилетии XXI века собираются создать снова Россия, и впервые США и Китай. Первый пуск с нового, впервые созданного, стенда-старта, позволяющего производить наземные огневые и летные пуски сверх тяжелых ракетных комплексов.

В первом случае, ответственные заключения отработчиков и изготовителей и, соответственно, успешные испытания с полным выполнением полетного задания, подтвердившие работоспособность впервые созданного в мире нового стартового комплекса и новой сверх тяжелой ракеты.

Второй – пуск уже полетавшей много лет преклонной старушки прошлого века, поднимающей в 20 раз меньший полезный груз. Пуск с простенького стенда, которых работает в мире не один десяток.

Во втором случае, некомпетентное заключение о готовности к летным испытаниям ракетоносителя и стенда вице премьера правительства по оборонным отраслям промышленности Рогозина. И не только Президенту РФ, но и СМИ. Результат: отсрочка пуска и конфуз вице премьера правительства по оборонным отраслям промышленности.

Будущий президент СССР струсил и, на всякий случай, сбежал. Президент РФ выдержал отсрочку, позор и некомпетентность ответственных исполнителей. Объявил Рогозину всего лишь выговор.

Вернемся к пуску «Энергии». Решение принимать надо. После бегства Горбачева Председатель Государственной комиссии Министр ракетно-космической отрасли Олег Дмитриевич Бакланов его объявил:

Пуск откладываем на 7 дней. Подготовку пуска остановить. Вернуть операции в исходное положение. Пусковой команде – трехдневный отдых. Никаких изменений в регламенте, никакой дополнительной инициативы и самодеятельности. Руководителям предприятий улететь домой, интервью не давать. На пуск с собой привести четвертое Заключение.

Ракета не торопясь выползает из облака и, как бы подстегнутая, наконец-то, дошедшим до смотровой площадки ревом двигателей, стремительно уходит ввысь. Ровный голос оператора: «Десять секунд полета, двигатели первой ступени работают устойчиво»… Двигатели второй, или основной маршевой ступени тоже работают с момента пуска. О них – ни слова.

– «Сто сорок восемь секунд полета. Траектория соответствует расчетной. Произошло отделение первой ступени…» «Сто шестьдесят секунд полета. Двигатели второй ступени работают нормально»… И, наконец, 450 секунд полета: «Двигатели второй ступени работу закончили».

Наши, воронежские, впервые созданные кислородно-водородные двигатели РД0120 работу успешно закончили!

– «Произошел сброс обтекателей и отделение второй ступени. Корабль вышел на заданную орбиту»…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.