Финансовая расшифровка рисунка из журнала The Economist

Разгадывание иллюстраций из журнала «Экономист» (The Economist) превратилось в новый вид спорта. Обложки – особенно интересны. И дело здесь в том, что главный редактор этого издания очень творчески подходит к маркетингу своего журнала. Иллюстрация в его руках становится новым самостоятельным слоем подачи информации. Подчас картинка рассказывает больше, чем сопровождающий её текст.

Будучи главным редактором, я всегда придерживался такого же отношения к иллюстрациям. Они всегда являлись важным элементом материала.

В этом фильме я разберу одну из свежих иллюстраций журнала «Экономист» (The Economist). Сразу скажу, её мне прислали читатели, на сайте издания я её не искал. Поэтому за достоверность картинки я не стою, но, на мой взгляд, она заслуживает того, чтобы ей посвятить целый фильм.

Итак, на странице сверху помещены заголовки материалов:

  • Vaccine mandates: evidence v ideology – Мандаты на вакцины: идеология и доказательства
  • Boxed in by container shipping – Упакованная контейнерными перевозками
  • Who’s next in China’s crackdown? – Кто следующий в подавлении Китая?
  • Clear thinking about child labour – Чёткое представление о детском труде

Две последние темы – крайне актуальны в наше время. Насчёт кукушатинского Китая, я уверен, его закопают – за его же агрессивную политику выталкивания других народов с лица планеты Земля. Ну, а детский труд – есть детский труд: веками боролись с ним, и он всё-таки победил. Не только у вампиров, но и у порядочных господ.

Основная тема дана в центре страницы:

  • Down the rabbit hole – В кроличью нору

Врезка под заголовком разъясняет:

  • The promise and perils of decentralised finance – Перспективы и опасности децентрализованного финансирования

Итак, начинаем. Во-первых, английский язык интересен следующим. Фраза заголовка «Down the rabbit hole» означает «В кроличью нору». Но если отнять у «кролика» последнюю букву «т», то заглавная фраза изменится «Down the rabbi hole» и будет означать уже совершенно иное – «В дыру раввина».

Я вовсе не шучу. Это так называемый второй план. Многие же из национальных знатоков любят разгадывать такие же ребуса подобным же способом. И вот вам пример. В русском языке от короля до крола, то есть кролика, дистанция всего в одну букву «о».

Почему-бы в английском языке одной буквой «т» не превратить кролика в раввина? Думаю, что в этом и состоит символический смысл заголовка: подобно кролику прыгаешь со своими деньгами в финансовую дыру, а там – всё чудесатее и чудесатее.

Вот и я вам хочу расшифровать эту обложку не прямым солдатским способом «Равняйсь! Смирно!», а тем же самым, сказочным языком. Я всё-таки сам автор сказок, то есть с гордостью ношу титул «Сказочник»!

Итак, вспомним Александра Пушкина. В одной из его сказок чёрт бегал наперегонки с двумя зайцами. На Руси кроликов не попадалось. Они всегда были зайцами. Поэтому в сюжете использованы их образы.

Так вот, пока чёрт в одиночку пытался обежать озеро, зайцы чередовались: один – убегал с чёртом и где-то по дороге исчезал, а другой раньше чёрта финишировал. И всякий раз выигрывал.

А зайцы эти якобы младшими братцами героя сказки были.

Так вот в экономике всё то же самое – раввины являются младшими братцами представителей финансового центра. Иудаизм – первая ступень по взиманию ссудного процента. Это известно всем, и за эту свою миссию евреев изгоняли из мест проведениях ими ссудных операций.

Между тем, ссудный процент в своей теории имеет три стадии. Одна из них основная. Её реализует финансовый центр, который нам показываться не спешит.

Вторая стадия – ветхозаветная. Её реализует раввинат, то есть те самые не совсем белые и не совсем кролики. Экс-президент США Барак Обама сказал бы «цветные» раввины, но в наше время модно использовать термин «небелые».

Вся канва такого подсчёта процентов вложена в книгу Ветхого завета.

И фишка, или, точнее, алгоритм этих процентов замешан как раз на времени, о котором и повествует сказка Льюиса Кэрролла. Автор сказки от имени некоего сказочного божества наказал Шляпника и Зайца-Кролика за то, что они не ценили время.

Это ключевая фраза – «не ценили время». То есть раввины буквально прошляпили время. Вот что хотел сказать Кэрролл.

А в чём же ценность времени? Почему в журнале на иллюстрации вокруг нарисованной чудесной дыры рассыпаны монеты – и доллары, и биткоины? Потому что время – это деньги. И рождаются деньги напрямую из времени, а не каким-либо иным путём. Те, кто майнят биткоин, уже знают это.

А те, кто вам говорит, что деньги должны быть чем-то наполнены, уводит вас от существа денег. Владельцы денег зарабатывают деньги только на деньгах. А работы выполняют рабы – рабы божьи, если так звучит приятнее для уха.

Именно рабы берут взаймы у раввинов-кроликов ссуды и кредиты, а потом возвращают раввинам-кроликам либо взятые деньги с процентами, либо свои никому не нужные (с точки зрения денег) души. Раввинам-кроликам нужны только проценты – это и есть источник богатства.

На первый взгляд, проценты берутся как бы из воздуха. Но на самом деле проценты берутся из времени. Каждый день тикает счётчик, и насчитываются проценты. Время – это деньги в прямом смысле этого слова.

Биткоин построен на этом же. Его наполнение – майнинг – заключается в процессе манипуляций с кодом в течение времени. Цена биткоина растёт в зависимости от времени, которое на него потрачено. Поэтому биткоин наравне с долларом и помещён на рассматриваемой нами иллюстрации.

Вы спросите – а золото? Ответ простой: а оно никому не нужно.

Богачи оперируют ничего не весящими цифрами, а не тоннами какого-то металла. Да, и сами подумайте: вы покупаете золоту вещь, как бы вкладываете в неё деньги, затем несёте эту вещь скупщику и выручаете за не цену металлолома. Вот и вся «золотовалютная» экономика. Именно поэтому в 1972 году из-под доллара вывели золотое обеспечение.

А в библейских повествованиях об этом металле говорится так. Ветхозаветные евреи уповали на золотого идола, а новомодный Моисей разрушил его – мол, не золоту надо поклоняться. А чему? Надо поклоняться времени.

Существует такой закон времени, который показывает, как быстро растёт сумма долга. Если на основную сумму установлен всего 1 процент в год, всего за 72 года сумма удваивается! Из ничего появляется ещё столько же денег, сколько было отдано рабам в долг.

И это – второй уровень. Он – раввинский. Или ветхозаветный. И в нём есть одна очень важная ошибка.

Раввинский уровень построен на Юлианском календаре, в основе которого лежит подсчёт дней, основанный на явлении прецессии оси Земли. Главным показателем Юлианского времени является Полярная звезда. Поэтому вы можете её увидеть во всех средневековых и старинных схемах масонства. По Полярной звезде считали дни и годы, то есть получали свои проценты приверженцы иудаизма и масонства.

Речь, конечно, идёт не о ста рубля или ста долларах, а о кредитах государству, или царственной особе, или крупному банку. Суммы таких кредитов порой превышают бюджеты большинства стран. В таких кредитах каждый процент буквально на вес всего земного золота.

Но в конце XIX века в Юлианском календаре была обнаружена ошибка. Для больших сумм она является колоссальной. В результате неё каждый год кролики-раввины не досчитывались 2 – 3 процентов со своих кредитов. Это огромные потери!

И эта ошибка была обнаружена к 1900 году. С этого года началась «Наша эра». Но в литературе иногда называют 1888 год и его обозначают термином «Новое время». Пусть вас не пугает разбежка в 12 лет, скинем её на переходный процесс.

Так в чём суть ошибки. А вот в чём. Банкирам потребовался механизм, с помощью которого можно было бы считать календарные сроки точнее, чем в Юлианском календаре. И чтобы этот новый механизм позволял избежать потери тех самых процентов.

Такой механизм и был найден к 1900 году. Банкиры основали новый календарь. Но теперь не на Полярной звезде, а на Солнце.

Был установлен новый фиксированный солнечный год. Год – с английского и немецкого переводится как «Бог». Именно об этом Боге говорит Библия, мол, Бог создал Солнце и Луну для счёта времени.

Продолжительность нового года стала равна 365-366 дней. А сдвиг года, который получался в результате прецессии оси Земли, был убран високосной вставкой.

После такого удачного решения задачи, банкиры стали получать свои проценты сполна, и солнечный год, положенный в основу Григорианского календаря, стал военным путём внедряться в разные страны. Кстати, далеко не все страны перешли на Григорианский календарь.

В Российской империи именно немцы устроили революцию 1917 года и первым же декретом установили Григорианский календарь – немцев и англичан сильно интересовали русские проценты с немецко-английских денег.

Греция перешла на новый, Григорианский календарь только в 1924 году, Саудовская Аравия – в 2016 году. Некоторые страны по сей день остаются в Юлианском летоисчислении.

Так вот, теперь и мы переходим на третий уровень. Третий уровень – это Новый завет. В нём описывает Исус, прозвище которого Солнце. Поведение Солнца на кресте – это и есть календарный Григорианский год.

Становится понятен и смысл библейских споров Исуса в храме с ростовщиками – он вовсе не за свечи им выговаривал, а, наоборот, – за то, что они не добирают своих процентов, и если он, Исус-Солнце, станет во главе процесса – то есть календаря, – то он сможет собрать все проценты.

Имя главной героини произведения Кэрролла – Алиса – буквально означает «Божество». Иногда можно встретить перевод типа «Бог спасает», что в принципе это одно и то же.

Алиса – Алая – это и есть образ алеющего Солнца, способного собрать все растерянные ненасчитанные кроликом-раввином проценты.

Поэтому у заголовка рассматриваемой статьи есть подзаголовок – «Перспективы и опасности децентрализованного финансирования». Речь о том, что в кроличьей норе главным фактором является время, которое трансформируется, то есть превращается в деньги.

Буквально время – это деньги.

А теперь самое главное на настоящий день. Ветхий и Новый заветы – это уже в прошлом. И я ещё раз повторю: раввины-кролики привязали свой ссудный процент к ветхозаветному Юлианскому календарю, а алисы-солнца – к новозаветному Григорианскому.

Казалось бы, на сегодняшний день по этим алгоритмам все проценты с кредитов, вроде бы, собраны. Как же банкирам ещё увеличить прибыль? С кола сала не надрать?

Или всё же надрать?!

И вот тут выходит на сцену не состоявшийся первый президент Израиля – Альбертик Эйнштейн. Помните, он пропагандировал теорию относительности?

А что в ней самое важно? Время!

Если я бегу мимо вас, то моё время сжимается, а если вы бежите мимо меня, то – ваше время сжимается. То есть если я дал вам ссуду и сижу неподвижно, а вы, чтобы заработать на моих ссудных деньгах бегаете, то, чем быстрее вы бегаете, тем больше для вас сжимается время, или, проще говоря, тем больше вам требуется времени, чтобы отдать долг. А это значит, бОльшие проценты, ведь время – это деньги.

Теперь остаётся главный вопрос: как заставить измениться время? Как для конкретного субъекта экономических отношений изменить его личное время так, чтобы ему можно было насчитать более высокие проценты?

И снова мы натыкаемся на то, что эта задача уже давно решена! Правда, в криминальном мире.

Воры поступают так. Банкир подлавливает должника на какой-нибудь мелочи и включает ему счётчик, то есть проценты на проценты. А они уже могут быть любыми. Даже запредельным.

И здесь речь идёт не о совести банкира. Здесь речь о религии: деньги – мой бог. Так объяснит вам банкир. Или по-американски эта фраза звучит чуть более заумно – ничего личного.

Вы эту схему прекрасно знаете. Она последнее время государством отрабатывалась на микрокредитных организациях. Они выдают небольшие суммы и на них получают прибыли, запредельные даже для полностью конченного животного.

Государство не только покрывает эти организации. Оно их узаконило и снабдило силовым корпусом различных вышибал – коллекторов.

И, теперь, когда всё отработано, начинается охота за людьми. Все силовики, у которых есть хоть сколь-нибудь кругленькая сумма, начнут кредитовать своих подопечных – жителей районов, и снимать с них бешеные проценты. А если что, то они же пришлют силовиков. То есть себя.

Вот и вспоминается Шляпник – «шляпа» означает «невнимательный, глупый, доверчивый человек, который упускает выгодные случаи». Я уж не стану вам напоминать воровскую сторону этого термина.

Вот и получается, Шляпники, то есть простые люди, за то, что упускают выгоду, платят проценты ворам, на самом деле не ценят своего времени – работают на воров, являются их рабами. Рабами божьими.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *