Сергей Пенкин: «Цените жизнь и наслаждайтесь ею»

Сергей Пенкин стал постоянным участником «Славянского базара в Витебске», и в этом году он был членом жюри Международного конкурса исполнителей эстрадной песни. На встрече с журналистами Сергей предстал искренним и открытым человеком, готовым ответить почти на любой вопрос.

– В этом году у вас юбилей. Как вы отпраздновали своё 60-летие?

13 февраля у меня был концерт в «Крокусе», я пел с симфоническим оркестром, дуэтами с Полиной Гагариной, Григорием Лепсом, Тамарой Гвердцители, Валерой Меладзе.

Я выступал три часа, после чего меня вызвали на бис, и я пел ещё час. Потом поехал гулять с родственниками, плавать в бассейне в свой загородный дом. Было приятное ощущение, будто на 20-летнего парня одели тело 60-летнего старика. Так я отметил свой юбилей. Я всё время хочу находиться в тренде – куда-либо идти, что-нибудь делать. Мне скучно, если я ничего не делаю.

– У «Славянского базара» нынче тоже юбилей – 30-й фестиваль.

Такое ощущение, что попал в сказку. Витебск сейчас – это город-праздник. Никто не работает. Все танцуют, поют. Мы не думаем сейчас ни о политике, ни о проблемах. Мы находимся в празднике. Люди стараются веселиться, гулять, наслаждаться жизнью. Я всегда говорю: мы не знаем, что будет с нами завтра. Берегите и цените жизнь. Веселитесь, и гуляйте, как в последний раз.

– Вы сталкивались с форс-мажорными ситуациями?

Перед этим концертом в «Крокусе» мой продюсер сказал: «Серёж, может, в этот раз концерт делать не будем? Ты же понимаешь, сейчас пандемия, и народа не будет?»

Народа пришло столько, что оркестр разместили на сцене, а в оркестровой яме сделали гранд-партер. Мне это было очень приятно.

– Как часто вы бываете в родном городе?

В Пензе я бываю раза два в год – когда концерты, и когда есть свободное время.

– Вы финансировали строительство храмов. Какое место в вашей жизни занимает вера?

Я об этом мало говорю. Один храм я построил в память о своих родителях. А второй подарил городу. Но благодарить надо не меня, а боженьку. За то, что были возможности, финансы, что я смог это сделать.

– Несколько дней назад в этом зале был Димаш Кудайберген, и он, в частности, заявил: «казахские мужчины не плачут». Умеете ли плакать вы?

 – Я думаю, каждый человек может плакать. Плакать можно от счастья. От горя, когда теряешь своих близких. От какой-то важной победы. Поэтому, если человек говорит, что он не умеет плакать – я этому не верю.

– Спасибо вам огромное, что вы несёте в массы великое искусство джаза. Считаете ли вы справедливым, что джаз находится не в тренде, не в мейнстриме? Как возродить любовь к джазу в наших краях?

– Джаз, он не ушёл. Он всегда будет. Так же, как эстрадная классика. Я недавно послушал, как кубинский симфонический оркестр сделал «Щелкунчик» Чайковского – это было так здорово! И классика, эстрада, джаз, они будут существовать всегда.

– Ваши самые запоминающиеся моменты фестивальной жизни.

– Фестиваль – это праздник жизни, встреча коллег. Считаю, что на фестивалях каждый артист должен петь живьём. Мне сейчас 60 лет, из них пою я уже 57 лет. Я начинал с церковного хора. И всегда получаю колоссальное удовольствие от пения.

– Вы вчера гуляли по Витебску. Что понравилось?

– Я вчера был в казино. Чуть-чуть выиграл. Очень понравилось. Гулял по центральным улицам. Был в ресторане. Ощущение, что приехал на Кубу в какое-то бразильское шоу. Люди очень тёплые в Беларуси. Я наслаждался жизнью. У меня нет короны на голове.

– Выигрыш потратили на что-то? Любите ли вы привозить из Беларуси сувениры?

– Я привезу из Беларуси сувениры. Вчера в ресторане мне понравились музыканты. Раньше певцы хотели стать звёздами, а сейчас звёзды хотят быть певцами. Я взял у них телефоны. Хочу показать их в Москве, насколько они многогранны.

– Ваша песня «Я тебя отпускаю в другую весну» стала для меня особенной, и помогла понять, что любви больше нет. Есть ли предыстория у этой композиции?

– У каждого человека есть свои встречи и расставания. Я хочу пожелать всем обоюдной любви, взаимности. Чтобы не было «ты любишь, тебя не любят». Ведь самое главное в этой жизни, ну, по крайней мере, для меня – это здоровье и любовь. Кому-то нравятся деньги, или тщеславие. У каждого свои приоритеты. Но мне нравится видеть счастливых людей. Можно жить в хрущёвке, и быть счастливым. А можно жить на Рублёвке, и не иметь самого главного – счастья.

– Так есть ли предыстория?

– Я в каждую песню вкладываю душу. Нельзя петь без души. Много лет назад известная голливудская звезда немецкого происхождения Марлен Дитрих приехала в Москву. Её спросили: что вы хотите посетить? Кремль? Большой театр? Она сказала: «Я хочу увидеть Константина Паустовского». И великая актриса в бриллиантах и жемчугах, встала на колени и поцеловала руку знаменитому писателю. Настолько её поразил рассказ Паустовского «Телеграмма», который она случайно прочитала в переводе. Насколько благодарят личность. Это очень дорогого стоит.

– Быть членом жюри конкурса исполнителей – всегда ответственность.

Буквально один бал может решить судьбу юного таланта. Что будете оценивать в первую очередь?

– Естественно, талант. Я, конечно, добрый и пушистый, но всё-таки требовательный. Во-первых, я сам учился в советской школе. Которая была самой лучшей. И ещё у меня есть вокальная школа. Один мой ученик занял второе место в Италии. И лично Робертино Лорети вручал ему диплом.

Я постараюсь следить, чтобы были правильными звукоизвлечение, дыхание, энергетика. И я считаю, что буду оценивать по достоинству. Человек должен получить те баллы, которые заслужил.

– После ошеломительного успеха мультфильма «Олаф и холодное приключение», не появилось ли нового предложения по дубляжу?

– Ещё до работы над «Олафом» я озвучил в «Бременских музыкантах 30 лет спустя» петуха и охранника. А «Олаф» мне понравился своей добротой. Сейчас трудно найти такие тёплые отношения, какие бывали прежде. Редкими стали такие качества, как честность, справедливость, ответственность. «Олаф» дал возможность почувствовать настоящую дружбу. Этого так многим не хватает.

Много ли вы путешествуете, или поездки ограничиваются только гастролями?

– Работая дворником, я объездил много стран, потому что параллельно работал и в варьете. И настолько устал от перелётов! Но очень нравится Италия. Во всех аспектах её жизни. Итальянцы очень похожи на нас.

Все мы видим, насколько серьёзно кризис повлиял на шоу-бизнес. Филипп Киркоров распродавал свой гардероб, Анита Цой продала «Роллс-Ройс». Ирина Шведова вчера здесь рассказала нам, что стала работать таксистом. Вы не любите жаловаться, но насколько серьёзно пандемия уронила ваше финансовое благополучие?

– У меня есть вторая квартира в хорошем районе, и во время пандемии я её сдавал. И получал неплохие деньги, на которые скромно жил. В загородном доме я писал песни, ходил в лес, принимал гостей. Мне было комфортно. Я был оптимистически настроен. И заметил, зачастую жалуются те, у кого всё в порядке. А те, у кого всё очень плохо – они меньше ноют. Такая вот тенденция. Мне не хватает обмена энергией со зрителями. А в остальном у меня всё нормально.

Ваше отношение к прививкам?

– К прививкам я отношусь отрицательно. Очень не хотелось бы прививаться.

– Сейчас на витебском фестивале работает пензенский театр кукол. «Кукольный дом». Хочу к вам обратиться с просьбой. Они 30 лет ютятся в 56-метровой комнате. Областной государственный театр, за год собирающий 40 тысяч зрителей. Если можете – помогите. Обратитесь к местным властям? Как гордость города.

Думаете, меня услышат? Я в Пензе хотел сделать свой музей. Мне дали помещение. Потом его разломали, и сказали, что я в этом виноват. Я бы с удовольствием сделал и музей, и театр, но многое зависит от администрации. Я, собирая аншлаги, в 60 лет не имею ни одного звания. Я постараюсь об этом поговорить. Себе я на родине ничего организовать не смог. Ни музей, ни школу. Но будем стараться. И очень обидно, что нашего губернатора посадили. Вот лучше бы люди, хотел сказать, не воровали, а помогали искусству, здравоохранению. Мне неприятно, когда вижу рекламу по сбору средств больным людям. Ведь это государство должно им обеспечить необходимые медицинские услуги!!! А не мы. У нас такая богатая страна. Так помогите этим людям, чтобы они выжили!

– Вчера мы видели, когда все изнывали от жары, вы стояли, излучая спокойствие и умиротворение. Это влияние фестиваля, или ваш образ жизни?

Ни один человек в шоу-бизнесе не скажет, что Пенкин – плохой человек. Я никогда плохого никому не делал. И я знаю, что перед богом я честен. Если мне человек неприятен, я лучше уйду, но никогда не буду никому делать гадости. Предпочитаю радоваться жизни. Живу, как в последний раз. Ведь мы не знаем, что с нами будет завтра.

– К вашему сольнику вы похудели на 22 килограмма. Какова судьба ваших костюмов?

Костюмы все остались. Но как хорошо худеть! Я делал это без фанатизма, ничем себя не напрягая. Исключил мучное, сахар, и дело пошло.

– На вашем сольнике было три песни из репертуара Аллы Пугачёвой. Она вам их подарила?

Да, она мне разрешила их исполнить. Мне очень приятно, что Алла мне позвонила, поздравила с Днём рождения. На концерте я поставил запись её телефонного звонка на весь зал. Хотелось бы, чтобы в шоу-бизнесе отношения был искренними, без фальши. Например, Майкл Болтон, (по идее – наш русский Миша Болотов) на гастролях по Америке ездит вместе с музыкантами. У нас же артист едет в своей машине, музыканты – в своей. И отношения другие.

– Что с вашим лицом? Были ли пластики, подтяжки?

До сегодняшнего дня не было ни одной пластики. Я придерживаюсь настоящего старения. Я всегда вспоминаю такого артиста, как Жан-Поль Бельмондо. Он стареет, но как же он красиво выглядит!

– Лет 25 назад мне ваши друзья, дворники у станции метро «Октябрьская», рассказывали, как они вместе с вами работали. «Такого доброго человека мы не видели».

Лужков тоже был дворником. А стал мэром Москвы. Когда я работал дворником, это были самые лучшие времена. Мне помогала чистить снег и убрать листья элита страны. Это внук Брежнева, дочь Юлиана Семёнова, Егор Кончаловский, Стёпа Михалков. КГБ следил за моей квартирой, ко мне приезжали дипломатические машины. Я просил их приезжать на машинах с российскими номерами. Это был полуподвал. Приезжала Жанна Агузарова. Однажды пришёл Андрей Разин, и говорит: «Скоро я буду известен». И вскоре появилась группа «Ласковый май». Благодаря Рае Саед-Шах тогда я познакомился с замечательным педагогом Натальей Зиновьевной Андриановой. Она выпустила целую плеяду артистов: Полину Гагарину, Алсу, Жасмин. Ирину Круг, Сергея Куприка. И для меня слово «дворник» звучит, как «Оскар» – это были самые лучшие времена в моей жизни.

– Кого из ваших учеников вы можете выделить?

Никиту Мороза, Алёну Дворникову. Я прошу своих учеников слушать советскую эстраду. Не российскую, современную. Тамару Миансарову, Клавдию Шульженко, Леонида Утёсова, Валерия Ободзинского, Муслима Магомаева. Мои ученики получали дипломы на конкурсах в Италии, Испании, Америке. Я этим горжусь.

Я вкладываю в них душу, и получаю удовольствие от того, что люди становятся настоящими музыкантами. Потому что бездарностям, я считаю, на сцене делать нечего. Когда поют под фонограмму, хотеться сказать: «идите на стройку, разбирайте кирпичи». Я хочу видеть на сцене, как и в любой сфере, профессионалов.

Сергей Римша,

фотография автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *